filin7: (unicorn)
Где-то к шестому классу советской школы мой интеллект, если судить трезво, превышал уровень обозримых сверстников раз в восемь. Это были и одноклассники, и ребята из параллельных, и старшеклассники, лет на пять меня старше, выпускники, можно сказать. Меня такой расклад смущал, да и общаться я старался именно со старшими. В этом были свои плюсы: мне было интересно, более-менее, да и защищали те от всякой шантрапы, пусть и не признавали "своим" до конца. Со временем превосходство меня начинало утомлять и я намеренно шёл в круги малоинтеллектуального середняка. На удивление, там было легко завоевать авторитет, но не блеском ума, а раскрепощённостью да юмором в каскаде без иронии. Мне в таком обществе становилось всё комфортней и комфортней, однако возвращаясь к своей сути, я всё больше тяготился одиночеством, что называется, внутренним. Кризис интеллектуального роста пришёлся на годы службы в советской армии. С одной стороны, мои запросы повергали городских киевских библиотекарей в шок, а в читальных залах высокого ранга я не мог объять необъятного за короткое время, причём, те нельзя было сравнить с Ленинской библиотекой в Москве, тем более, я не являлся учёным с привилегиями на запросы. Собственно, интеллект мой базировался на чтении всего доступного и с отбором. Кроме всего, мне повезло квартироваться много лет у родной тётки, обладающей обширной частной библиотекой с редкими изданиями. Дошло до того, что я читал томами Советскую Энциклопедию, номер за номером, постатейно. После я перешёл на тома Сталинской, но уже с разбором, упирая на различия (в тех таилось много интересного).
В целом, по прошествии времени, мне кажется, что такой скачок в интеллектуальном развитии не особо полезен и не даёт особых преимуществ. Во всяком случае, его уровень надо нивелировать, занимаясь искусствами.
filin7: (celtic_f7)
Иногда я задумываюсь, каким образом древние египтяне творили свои рельефы. Они в гробницах, на стенах откопанных дворцов или храмов. Монументальные статуи, понятное дело, могли вытёсываться из камня. Пирамиды -- другое дело, уже более технического свойства. Однако и в таком виде искусства, как изготовление барельефа, выпуклого или "низкого", углублённого, техника важна, ведь метод отражается. Считается, что высекались. Возможно, применялась смешанная техника, резьбы с отливкой -- барельефов. Вот последнее как раз интересно. Отливка -- имеется в виду применение древними мастерами Египта некой пластической смеси. Есть мнение, что блоки гигантских пирамид были отформованы. Как бывший плотник-бетонщик с разрядом я чётко себе представляю картину, и она мне видится достоверной. То есть, это вовсе не вытесанные камни, приволоченные откуда-то за километры, а бетон, выполненный в наборе с применением скользящей опалубки, с проложением деформационных швов. Иными словами, похоже, древние знали технологию бетона. То же могло применяться и в барельефе. Могла наноситься штукатурка (то есть, бетон, сформованный в токий слой), по которой выполнялось тиснение либо выделка с помощью стеков по незастывшей формовочной массе, возможно, с добавленными пластификаторами, чтобы не застывала подольше. В любом случае, это был материал с иными свойствами, нежели у сырой глины, либо у обычного современного цементно-песчаного раствора. Разумеется, что вопрос может исследоваться более глубоко, уже учёными. Далее, если о смешанной технике. -- Отформованные изображения по мере отвердения могли дорабатываться, например, подрезаться и шлифоваться. А мягкие камни, вроде песчаника или природного гипса, могли служить только лишь для резьбы -- этого не отрицаю.
Ниже пример моего анализа по фотографии. Этому рельефу более трёх тысяч лет, он из музея. В программе фотошоп (показаны стрелкой манипуляции) я скопировал изображение "глаза" и наложил его на схожее, выше строчкой (если перед нами пиктографический текст). Оказалось, что это идентичные следы, они могли быть получены лишь ШТАМПИКОМ. То есть, это был некая мягкая консистенция, на которую наносилось изображение, скорое, никак не резаное. А именно, бетонный слой. Также можно видеть, что штампик мог выниматься чуть по-разному, это ведь живая рука действовала. Поэтому чуть разнятся у изображения внешние контуры, сформованные наклоном штампа при выемке. Разумеется, что сами штампы могли быть вырезанными, деревянными, поэтому общий стиль изображения выглядит подчинённым, всё же, резцу.



Если предположить, что я ошибаюсь, то стоит сказать себе, что в рассмотренном мною примере явно сквозит правота, Я полагаю, что в столь небольшом изображении символа, в его дублировании, добиться ТАКОЙ идентичности с помощью резца невозможно. Это штампик. Причём, при штамповании набора, матсер наверняка откладывал загрязнённые штампы и для повторного изображения, что посложнее, допустим, птички, применял другой, чистый штампик, с такой же птичкой, но не идентичной первой, лишь очень похожей, ведь штампики вырезались индивидуально, вручную. Ну а для примера, что я рассмотрел в фотошопе -- там штампик один. Видимо, мастер сэкономил на замене, или она была тут не нужна. Но чтобы второй раз вытащить штампик из бетона, его надо было чуть сильнее расшатать. Не исключено, что некоторые изображения выпонялись наборами штампиков. Например, для тела птички один штамп, для её лапок  другой, попроще.
Я не исключаю, что древние мастера могли не раскрывать своего секрета, а выставлять произведение под видом высеченного из камня, что смотрелось более солидной, кропотливой работой.


filin7: (unicorn)
Мой босс психопат из себя непростой. Хорошо это или нет, но совмещая пост начальника с артдиректорством, он состоит в положении. Оно, прежде всего, обязывает иметь творческую жилку. Я сам, как художник-конструктор, недостатка в творческих позывах не испытываю, но сама творческая среда предопределяет место искомого: артдиректор, который из себя рисовальщик-дилетант, на профессиональном поприще уже мнит, он уже как бы художник. На деле выливается такая ситуация в проблему маниакальной одержимости, перфекционизма. Это когда дилетант не уверен в своих силах, но руками высокого специалиста лепит "видение", корректирует творческий процесс (тогда как ему надлежало б лишь руководить) и на каком-то этапе забывается. С моим боссом выходит так. Обычно, он даёт мне задание, не раскрывая его полностью (что спрашивает клиент, я не знаю, поскольку не контактирую с заказчиком). В этом интрига, но я понимаю, что так ему проще манипулировать самим ходом исполнения. Подобная игра у нас ведётся очень давно, каждый раз то же самое, то есть, это система. С другой стороны, босс наивно полагает, что "интрига" помянутая заводит мой интерес творца, хотя он был бы сильно удивлён, раскрой я ему подлинные мотивы заинтересованности. Но такие мотивы просты: мне надо, чтобы работу подносили, а потом уносили. Есть и косвенные мотивы, что простираются: это профессиональная среда, в которой обитаю, плодами которой напитан -- и в какой не я один, разумеется, но такие же творцы наряду с потребителями дизайна. Наверное, я описывая заурядное кредо, лишённое налётов тщеславия, Таков, по сути, путь хорошего ремесленника.
В ситуации, когда твой артдиректор перфекционист, есть лишь побочные плюсы. Первое -- он оценивает твою работу всесторонне с двойной перестраховкой. То есть, ты должен быть именно высоким профессионалом, как я выше подчеркнул. Второе -- ты всё равно проталкиваешь свои идеи, невзирая на императивы сумасброда, -- ведь зачастую он невольно ждёт подсказки, а потом выдаёт за своё то твоё, что ты механически отрабатываешь, уже зная наперёд, как обернётся. Наконец, установленные неформальные правила игры выливаются в оплаченные часы. Например, я могу сто раз перерисовать очертания Иерусалима, пока сто первый набросок не глянется боссу. Его цель при таком процессе -- успокоить свои нервы, доказать самому себе, что очертания Иерусалима, выполненные под его патронажем, неимоверно превосходны. На что я мог бы твёрдо отметить, что пятый, к примеру, набросок, выполненный мною по наитию, совпадает точь в точь со сто первым, а какой-нибудь, начиная с двадцатого и по шестидесятый -- ничем не хуже. Дилетант полагает, что цена конечного продукта складывается из суммы кропотливых стадий, что для искусства (а не ремесла, по большому счёту) неверно. Каждая работа требует затрат времени, но не двойных затрат.
Что в такой ситуации благотворно? -- Это когда попадается сумасшедший заказчик. Вот тогда дело нивелируется волшебным образом: босс тушуется и я выруливаю самостоятельно, даже снисхожу до общения с таким заказчиком, во многом, правда, всё равно опосредованном, -- ведь мне предстоит выяснить у заведомо ненормального, что он в действительности хочет за те же деньги. При этом любой нахрап со стороны клиента приводит к обрыву связи: я простой дизайнер.
filin7: (unicorn)
Рассмотрим этот образец "декоративно-прикладного" искусства, если рассматривать не лепку, а лишь рисование:



Read more... )
filin7: (celtic_f7)
Сегодня выгодно купил книжку по Арт Нуво (стиль такой, начала 20 в.) автора Мориса Реймса, 1965-го года издания, на английском. Это большущий такой том, обошёлся мне всего в 20 долларов. Купил в антикварной лавке с русским продавцом, напротив входа в Луна-парк, на Кони-Айленд в Бруклине. Книга практически нечитанная, то есть, "как новая". Правда, я выкинул сразу целлулоидную суперобложку, которая была надорвана с оборота. В сети такую книгу можно найти за цену в среднем долларов за 70, правда, разнятся места издания (мне попалось голландское).
Думаю, такую книгу стоит иметь каждому дизайнеру, тем более, что там масса иллюстраций, 450 страниц.

-- на Амазоне такая стоит сейчас за 30 долларов, свёрстана в Японии (иллюстрации для всех изданий только французские, цветные и ч.б.), с бесплатной доставкой, правда, там не будешь знать, какого качества она, поскольку идёт в категории "стоявшей на полках".   Эта же книга, но "коллекционная", то есть, лежавшая на складах и просто состарившаяся за годы, стоит более 125 долларов (ещё есть, вроде, поздние переиздания, может, они подешевле)
filin7: (unicorn)
Здесь идёт смешение парадигм. Карикатура это жанр графики. Уже Норман Роквелл, американец, в своих картинах-иллюстрациях на грани ходил, не спускаясь к карикатуре. -- Причём, грань такую он различал, поигрывая. Это вопрос такта и вкуса. -- Ничего из того, что тут представлено из Слонова (впервые слышу эту фамилию), сомнительного художника.



-- вот, кстати, художник, что различал грани, варьируя живопись и графику, Гойя по фамилии.


-----------------------------------------------------------

Выше моя реплика в блоге Галковского, который показал серию картин некоего Слонова, выставленных в Перми-городе галеристом-скандалистом Гельманом. Пермь по итогам резонанса вышвырнула Гельмана (Марата) к чертям. И заслуженно, я считаю. Упаси Провидение, тот появится в Нью-Йорке. А я так и чувствую. Впрочем, Галковский в своей заметке очень наглядно показал на примере неких Комара и Меламеда, как Америка принимает тех, кто не совсем понимает, где оказался (тот же пинок и забвение).
Что касается скандальной выставки Гельмана (а там всё через скандал да истерию), то она представляла тему сочинской Олимпиады 2014 года. Я даже не хочу тут приводить образчики, они достаточно безобразны и пошлы (например, там всякие монстры-чебурашки, берёзы с топорами, водка, балалайки, черепа и висельные петли в виде олимпийских колец).
filin7: (canvas)
Энтропия в дизайнерской графике нарастает кругами, пропорционально степени сдерживания.
Иными словами, беспорядок в композиции элементов [дизайна] не просто граничит с непорядком, но и превосходит "порядок", этот ранжир холостой эстетики, по степени завораживающего влияния: наблюдатель неизменно подступает к горизонту события этой чёрной дыры притяжения:

-- мой чертёжик рисует падение зрителя в собственных глазах, когда пресловутая сила искусства при поверке её гармонией чисел выглядит уловкой. В то же время хаотичные пятна, линии да поля выводят в воображении знаки либо формы. Последнее уже есть то, чем возможно любоваться. Задача графика-дизайнера вовсе не в решении неких проблем с подвизами коммерции и коммуникативной обструкции, но в поиске предмета. Схемы в таком деле большое подспорье, как и пропорции выверенной гармонии. Например, разметка страницы обычной книги -- обычная (есть, допустим, вариантов сорок подобного сочинения). -- Или проектирование стула в пропорциях золотого сечения по сетке модулёра Корбюзье, чтобы мягче сиделось (это будет непременно "дизайнерская" мебель). В то же время сверхзадача представляющего предмет не просто показать грани последнего, но сгладить оные, ввергнуть порядок в пучину хаоса представлений, противопоставить гештальту -- поэтику.

 Данным эссе я отлучаю форму от расчёта и вывожу беспредметное в изображение, трансцендентный предмет, играющий чувствами.

Поэтому выглядит абсолютной нелепостью любование графикой, которая красива по-своему и по-расчёту*. -- Она просто хороша, преемлема либо сообразуется с задачей, поставленной невеждой.

"Красивый дизайн" -- эпитет-нонсенс, поскольку дизайну пристало быть именно "хорошим", добротным, детерминированным от обратного и непорядочным.

*Здесь я снова подхожу к сравнению графического дизайна с искусством либо причисления к искусству в благородной  попытке. Знаменитые живописцы какого-нибудь там Возрождения нередко рассчитывали свои полотна, буквально и геометрически, впечатывая порядок мазками.
filin7: (Default)
Данный росчерк иллюстрирует стремление дизайнера-графика к центру:

-- На днях я рисовал тяготение и падение работника в пучину притянутого. Теперь время рассмотреть момент поиска, когда внимание дизайнера распределённо размыто, а подспудные подступы неизменно подыскивают всему -- центровку (как расстановку). Кстати, на этом принципе построена моя концепция шмуцик-дизайна, когда гениальные решения находятся весьма просто и в обыденном.
Сейчас же можно сказать, что идея срединной точки по себе универсальна. Даже эксцентрику нужен свой центр, чтобы от него плясать.
Однако рассмотрим не философскую идею центра, как места в пространстве-времени, но точки на плоскости, тем более, что дизайнер зачастую с чистого листа и начинает. -- Пред ним формат, готовый впитать изображение, породить форму либо композицию, синтезировать идею.
Дизайнерская работа представляет собою воплощение идеи собранности. Это универсальная идея, которая может усложняться и вести к энтропии (см. моё пред. эссе) либо затяжелить центр, создать подобие космической чёрной дыры. Сложности графического дизайна (флуктуации) выражаться могут не только в двух этих случаях, но и в моменты мелких взвихрений (аномалий), протодырах либо точках угрожающей сингулярности. Недаром считается, что человек в прострации своей глядит в одну точку. -- Он просто потерял чувство центра либо намеренно от него ушёл (тогда не прострация, но медитация).

Профессиональный дизайнер не должен терять чувство центра, в то же время избегать геометрической точки на перекрестьи диагоналей, не быть излишне прямым (ортодоксом). Вспомним, что мать-природа не создаёт прямых линий, а кривит кругами, также и не терпит одинарного: нет центра всего, а есть пары и смещение, эпицентры в среде и плотность бесконечности.
Таким образом, творческая задача априори -- коллизия. Наиболее стоящим будет дизайн, где подчёркнут децентральный мотив, когда идея центра трансцендирует. В таком случае стоит отметить, что изображение может граничить с абстракцией, но не переходить грани семиотической синекдохи (для этого надо, разумеется, стараться).
Наконец, важно подчеркнуть, что качественный дизайн не обязан быть эстетически экстатированным, это задача изобразительного искусства.
filin7: (celtic_f7)


Данная иллюстрация показывает ущемление сетки в момент перехода (трансформации) формы. -- Последняя не покидает взаимодействия с ячейкой и, по сути, сводит упражнения в дизайне к многоходовке из шахмат, где фигуры несвободны в любой момент, начиная с расстановки. Такой пример из древней игры нам рисует и сама сетка, приобретающая черты сформированной фигуры (допустим, это "Чёрная Клетка").

 Графический дизайн, который не связан узами координат и строится без вспомогательной сетки (grid), более наивен, распушен, распущенней и тяготеет к изображению, каким мы привыкли воспринимать рисунок, далёкий от схемы. -- Это больше искусство (искусственный дизайн), нежели проект порядка, низводящее идею. -- И потому не стоит графический дизайн считать искусством, притягивать одно к другому, как однополярное.

Дизайнерские построения по сетке должны высвобождать форму, а не скрадывать. Поэтому зачастую применяется вместо сетки -- линия (прямая), а вместо модуля -- контрастирующие элементы "на глазок", что уже сближает обе профессии, художника и дизайнера.

Чтобы уйти от парадокса, я рекомендую дизайнеру не пренебрегать сеткой, но и не использовать её рьяно.

Profile

filin7: (Default)
filin7

December 2016

S M T W T F S
    1 23
45 67 8 910
1112 13 141516 17
1819202122 23 24
25 262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 06:39 am
Powered by Dreamwidth Studios